Рейтинг@Mail.ru

 

    Гибель иллюзий
Домой ]

 

 

 

Гибель иллюзий - необходимость нового взгляда на реальность

А.Шкарубо

Похоже, начинают отмирать парламентские иллюзии КПРФ, а с ними и многие стереотипы, унаследованные от КПСС. Когда стихнут обычные в таких случаях конвульсии: скулеж о подтасовках, сетования на людское безразличие, дежурные советы «крепить и ширить работу в массах», и даже попытки организационных разборок, КПРФ, наконец, придётся остановиться и задуматься: старые пути ведут в тупик, куда ведут новые, и как их найти-определить – неясно. Ведь, чтобы знать, куда идти, надо знать, где ты находишься, и как ты туда попал.

КПРФ, как и всему обществу, необходима целостная и понятная картина происходящего в мире и стране, карта-схема, полно и целостно отражающая все многообразие общественных отношений, связей, которые, из-за их нарастания, кажутся всё более противоречивыми, запутанными, хаотичными.

Надо уточнить, что в действительности означает каждый значок на этой карте, т.е. сверить с реальностью базовые понятия, которыми мы, не задумываясь, пользуемся (надо удостовериться, что мы все говорим на одном языке, а его слова имеют для нас одинаковый смысл), надо определить своё место на этой карте, положение (политику) относительно таких значимых объектов, как Человек и общество, его слои, классы; государство и его структуры, экономика, и т.д.

Исходя из целостной картины мира и своего положения в нем, надо определить свои цели-идеалы, к которым надо стремиться, а также свои маяки-ориентиры-ценности, которых необходимо придерживаться, чтобы не сбиться с пути.

И, наконец, надо создать свою навигационную систему – идеологию, механизм анализа возникающих проблем и их решения, иными словами, механизм выработки политики – определения задач, средств и методов движения к цели.

Для достижения цели надо воспитать у людей, на личном примере, в борьбе и ежедневной работе, такие базовые качества, как жертвенность и несгибаемость воли – поскольку Творчество, созидание качественно нового, невозможно без триединства: ясности Цели, бескорыстия Жертвы и несгибаемости Воли.

Мораль и этика (наука о гармонии человеческих отношений, соизмерении собственных интересов и поступков с интересами и жизнью ближнего) должны стать неотъемлемой частью политики. Политика должна стать таким же духовным подвигом, как и следование учению Христа, основная заповедь которого – любовь (жертвенность) к Богу и ближнему.

Объективные причины кризиса и его конкретные проявления

Основные причины болезни, а затем и гибели социалистического строя и его государства не в кознях врагов. Вместо того чтобы бесконечно цитировать Алена Даллеса, дабы оправдать собственную глупость чьим-то злым гением, неплохо бы вспомнить диалектику. Дабы понять, что причина всякого кризиса и гибели первозданна, и кроется в неравномерном, разноскоростном развитии формы и содержания – в том, что диалектика определяет как «единство и борьба противоречий». Противоречий неразрешенных и не разрешаемых, и от того накапливающихся и превращающихся в неразрешимые, те которые снимаются лишь с распадом формы, т.е. со смертью. По этой причине стареет и умирает всё сущее, живое и неживое: люди и машины, идеологии и государства, цивилизации и континенты.

В ходе материального существования неравномерность развития проявляется в нарастающей фрагментации (энтропии), опережающей интеграцию, синтез, обновление; проявляется в дисбалансе, напряжении между информационно-энергетичским содержанием системы и её материальной оболочкой, что в конечном итоге приводит к распаду оболочки, т.е. смерти.

Фрагментация - неизбежный результат для цивилизации, выбравшей материальное развитие как основной способ взаимодействия с окружающим миром. «Производительный» (не ограниченный жизненными потребностями) труд, с его общественным разделением, т.е. растущей специализацией, как в навыках, так и знаниях, вместо обещанного всеобщего благоденствия - «коммунизма» или, хотя бы, «устойчивого развития», привел к ограниченности кругозора и духовной нищете прагматизма, всё более удаляя людей от Творца, Природы и друг от друга.

Страх перед окружающим миром заставил человека создать искусственную материальную оболочку, технотронную цивилизацию, - теперь человеческий эгоизм превращает этот защитный панцирь, временно необходимый в силу духовной незрелости человека, в могильный склеп. Противоречия не исчезли, не уменьшились, и не стали менее острыми.

Истощая последние духовные и природные ресурсы, мы вынуждены констатировать, что чем больше мы знаем об окружающем мире, тем меньше мы его понимаем; чем больше мы трансформируем его под наши нужды, тем беззащитней перед ним становимся.

 

Неспособность самообновляться, перестраиваться, интегрироваться является причиной всякого кризиса и гибели. Не обновляется или не успевает обновляться программа, по которой живёт и оперирует система, и программа из двигателя истины превращается в тормоз догмы, снять который может уже только неизбежный маразм, распад программы.

Не перестраиваются или не успевают перестроиться структуры реализующие программу, и из структур управляющих, поддерживающих гармонию и целостность системы, они превращаются в структуры самодовлеющие, в которых страх распада снимается не осмысленной перестройкой, а безудержным потреблением («укреплением вертикали власти»), что, в конечном итоге, приводит к открытому паразитированию на системе, к её распаду и гибели.

Диалектическая закономерность такого исхода остроумно отражена в чьём-то изречении: «Революции замышляются мечтателями, осуществляются фанатиками, а плодами их пользуются негодяи-‘прагматики’».

 

Почему не смогли совершенствоваться и обновляться коммунистическая идеология и её государственный носитель, СССР? Почему плодами социалистичского строя пользуются негодяи?

До начала 50-х какое-то идеологическое обновление и перестройка в государстве были невозможны, поскольку это был период становления и физического выживания, как идеологии, так и её носителя, государства.

В хрущевскую «оттепель» были предприняты плохо осознанные, подсознательные, в основном на уровне культуры, (А. Зиновьев, похоже, был исключением) попытки писателей, художников, диссидентов проанализировать накопленный негативный опыт ошибок и недостатков, дабы выработать алгоритм их решений.

Для этого требовалась «обратная связь» с народом - не та, которую до сих пор в России обеспечивают спецслужбы через тотальную слежку и доносительство, а прямая, через институты демократии. Но пойти на демократические реформы правящая верхушка не могла: любая уступка реальных полномочий народу подрывает ту власть, у которой нет ни нужного, государственного, масштаба мышления, ни морального авторитета и поддержки в народе.

О демократизации не могло быть и речи, т.к. порождённая догмой бюрократия уже осознала свои собственные, отличные от народных, интересы, и разом покончила с унаследованной от большевиков практикой «чисток» - для чего решительно осудила культ той самой личности, которая не давала им становиться «элитой», а пачками отправляла их в Сибирь, дабы не нарушалось единство партии и народа.

Для осуждения культа, и в полном соответствии с правилами интриги, оружия бюрократов, было использовано диссидентсво. Использовано, а затем разгромлено, в одночасье превратившись из жертв старого культа в отщепенцев и клеветников на новый.

Последующие десятилетия стали расцветом советской бюрократии. В обществе, где свободное обращение информации, мыслей и идей было невозможно (любые попытки самостоятельных исследований, прежде всего в социологии, философии оканчивались лагерем или психушкой), для этой паразитирующей плесени были созданы идеальные условия.

Успешно похоронив живое содержание коммунистической идеологии, приходилось, правда, поддерживать её мумифицированную форму - так возник опус «развитого социализма», с его программной целью «обеспечить удовлетворение растущих материальных и духовных потребностей населения» - те, кто понимал смысл духовного развития, или хотя бы был знаком с житием святых, утверждал, что задачи эти, без четко обозначенного приоритета духовного, взаимоисключающие, и игнорирование этого противоречия породит серьёзные проблемы в общественном развитии. Жизнь подтвердила это, и к застою в идеологии добавился застой в экономике.

Вслед за застоем неминуемо последовал распад, который назвали перестройкой Горбачева. Несмотря на то, что сам процесс был как бы контролируемый, так как планировался и осуществлялся вооружённым отрядом бюрократии, КГБ, по сути, это был распад, поскольку проводимые реформы не успевали снимать возникающие противоречия, растущие, словно снежный ком. Распад партии, государства и приватизация его останков были уже неизбежны.

В любом процессе распада можно условно выделить три периода: а) распад оболочки, б) распад структур в) распад информационного содержания.

С провалом перестройки Горбачева (период распад оболочки) страна потеряла свою территориальную и экономическую целостность.

В ельцинский период наиболее заметно распадались структуры: приватизация в экономике, регионализация власти, и, как неизбежность, кризис управления, проявившийся в правительственной чехарде.

Последний период, распад информационного содержания (фрагментация общественного сознания) приходится на правление Путина. Период, когда становится ясно, что власть, тратящая последние национальные ресурсы на укрепление собственных правящих структур, не имеет никакого представления ни о том, как править, ни в каком направлении. Этот период закончится неизбежным и полным коллапсом государства, экономики (прежде всего жизнеобеспечивающих структур), и, не исключено, общественного сознания.

Крах неизбежен без решения проблемы общественного устройства, без достижения гармонии общественных отношений. Поиск решения, учитывая запутанность, противоречивость общественных отношений, фрагментарность общественного мнения (если не его отсутствие), невозможен без абсолютной объективности, непредвзятости власти.

Что, в свою очередь, невозможно без демократизации как формы интеграции, объединения общества путем вовлечения народных масс в общественную и государственную жизнь.

Поиск решения требует анализа накопившегося общественного опыта, объективного анализа истории, а не её переписывания придворными холуями. Невозможно решение и без задействования общественной памяти, культуры, хранящей и генерирующей всевозможные стереотипы общественного поведения, выработанные и испытанные в ходе истории.

Носителем как общественного опыта, истории, так и общественной памяти, культуры, является народ. Без привлечения народа к этому процессу, без образования обратной связи, интеграции массы в госуправлении и замены «элементной базы» управленческих структур (смены кадров) процесс обновления в обществе, т.е. в общественном сознании, государстве, политике и экономике невозможен.

Горбачевские попытки демократизации общественных отношений: «перестройка» сознания; отмена партийной монополии на идеологию;

участие трудового коллектива в управлении производством;

свобода мелкого предпринимательства;

и даже попытки, вернее разговоры в прессе о необходимости морально-этических норм в политике и управлении (власти), оказались слишком слабыми для подрыва монополии власти бюрократии и её вооруженного отряда, спецслужб. Слишком слабыми, поскольку весь процесс контролировался теми же спецслужбами.

Будучи профессиональными шулерами-манипуляторами, те лишь сменили коммунистическую риторику на демократическую. После чего, взамен «строительства светлого будущего для всех», доверчивым буратино предложили не менее азартную игру – «строительство светлого будущего для каждого», сменив коммунизм на свободу предпринимательства.

Теперь обобранным под чистую, но так и не понявшим смысл этих игр, предлагают игры «патриотов»: сильное государство с намёком на социальную защиту. Для правдоподобности в жертву принесли неугодного олигарха, неугодного, поскольку тот, по своей наивности, считал, что играть надо честно, открыто, по общеустановленным правилам.

Так какое государство нам предлагают укреплять, и что это вообще такое, «государство»?

Государство – не идол, на который обществу следует молиться, как того желают кремлёвские манипуляторы и их спецслужбы, организовавшие «хор патриотов», состоящий из недоумков и провокаторов.

Государство - это всего лишь форма общественных отношений,

- возникшая в процессе общественного разделения труда,

- закрепленная в виде различных политических (управленческих) институтов,

- и функционирующая на основе сложившихся социально значимых различий: превосходстве (иерархии) духовного, или интеллектуального уровня; различий в силе или богатстве.

Государство создаётся обществом для собственной безопасности, «порядка», в идеале - для достижения гармонии, снятия напряжения в общественных отношениях. Какие различия лежат в основе государственной иерархии, таков и характер государства.

Характер нынешнего государства, функционирующего за счет произвола силы и глубокого имущественного расслоения, государства спецслужб и крупного капитала, вполне очевиден: это государство с фашистским политическим режимом, который относится с одинаково глубоким презрением как к «умникам», интеллигентам, так и «быдлу», рабочим.

О людях, пользующихся в обществе духовным, моральным авторитетом, тех, кто в любом государстве представляет «совесть нации», формируя общественное мнение, говорить о них в таком государстве и не приходится. Эти были уничтожены как класс ещё в период застоя. А поскольку в период перестройки занести этот исчезающий вид в «Красную Книгу» никто не побеспокоился, то они либо вымерли, либо ушли в глубокое подполье.

Тот факт, что правящий режим не руководствуется открыто фашистской идеологией, не меняет его фашистской сути, и не делает его менее опасным для общества. Скорее наоборот.

Фашизм начинал своё развитие как открыто человеконенавистническая, сатанистская идея и инволюционный способ общественного развития. Как идеология крайне правых, он себя исчерпал, и ни одной открыто фашистской идеи, способной мобилизовать общество, он предложить не может. Но как способ крайне паразитического, инволюционного общественного развития он существует.

Будучи идейно бесплодным, он мутирует, паразитируя на чужих идеях, манипулируя ими, заигрывая с их носителями, различными политическими силами. Судя по скорости вымирания в нынешней России, сопоставимой с нашими потерями во второй мировой войне, нынешний, не имеющий ни цвета, ни запаха, взращенный в секретных лабораториях КГБ, мутант не менее ядовит, чем его нашумевший германский предшественник, созданный нацистами из оккультного общества «Анэнербо».

Его ядовитое, разрушительное действие, возможно, даже усилится, учитывая, что материальным воплощением нынешнего фашизма являются спецслужбы и их выходцы - все те, кто сейчас у власти.

Люди, - которые в коммунистический период жили тем, что доносили, лгали, предавали, воровали и убивали - якобы, ради торжества идей коммунизма и в интересах их государственного носителя, СССР.

Коммунизм перестал быть правящей идеологией, СССР распался, но –

эти же самые люди продолжают доносить, лгать, предавать, воровать и убивать – теперь уже не скрывая своих собственных корыстных интересов, и даже пытаясь навязать обществу свою собственную сатанистскую идеологию, утверждая везде и повсюду, что доносить, лгать, предавать, воровать и убивать – это нормально, и должно приветствоваться.

Толпы их провокаторов пытаются на бытовом уровне привить обывателю эту идею. Их главный общественный рупор, Жириновский, проповедует их сатанизм открыто, то, грозя с думской трибуны физической расправой над противниками режима, то, призывая к геноциду против целого народа.

Этот сатанизм спокойно воспринимается церковью - во всяком случае, никто из её лопающихся от «святости» иерархов не заявил вслух, что всякая нечисть, публично развращающая человеческие души, разрушающая общественную мораль, заслуживает не место в думе, а осиновый кол на могилке – не говоря уже о той нечисти, что подобное бесовство организовывает.

Столь же бездуховна, как и безмозгла, и нынешняя оппозиция, принимающая за шута беснующуюся нечисть, намеренно разрушающую общественную мораль и нарушающую, к тому же, закон.

Никто, ни от коммунистов, ни от демократов, не потребовал от власти, парламента, принять меры для привлечения провокатора к уголовной ответственности. Не обратился, в случае отказа – а он гарантирован, т.к. спецслужбы редко сдают верную им нечисть – к международной общественности, например, в Европарламент с просьбой лишить российскую делегацию представительства, поскольку Дума и Кремль открыто потакают фашистам…

Как бороться с фашистской нечистью?

Тем, кто готов бороться с нынешним режимом не на жизнь, а насмерть, следует понять одну истину:

«Те, кто принимает реальность, навязываемую режимом, те либо к ней адаптируются, либо ей сопротивляются. Те, кто всерьёз намерен с режимом бороться, должны создать свою собственную реальность».

Наступило время переходить от сопротивления режиму к борьбе с ним, к созданию собственной реальности. Не участвовать в избирательных действах в купе с проплаченными негодяями и подонками, с которыми порядочный человек и… не сядет, а по крохам восстанавливать разрушенное общественное сознание, его единство. Восстанавливать терпеливо, помня, что истинная сила и единство общественного сознания в многообразии целостных личностей, а не в количестве сбитых в стадо обезличенных и духовно опущенных. Истинный коммунизм – это всегда гармония общества, невозможная без свободы личности и демократии. Обезличенное единство, единство духовно «опущенных» – это всегда фашизм бюрократии и рабство масс.

Борьба с режимом, создание собственной реальности, может начаться только после резкого, совершенно ясного и полного размежевания с властью. Того требуют элементарные правила политической гигиены. Если здоровая часть общества желает выжить духовно и физически, ей надо полностью изолироваться от прокажённой власти. Пусть Кремль и Садовое кольцо станут их лепрозорием. Пусть гниют сами и заражают себе подобных.

Обществу надо полностью изолироваться от власти, т.к. всякие контакты с духовной проказой опасны – опасны, поскольку общество не осознало до конца природу этой заразы, не выяснило все её симптомы, динамику развития и механизм распространения, главное – нет чёткого представления, как с ней бороться – у общества не выработан устойчивый иммунитет к власти, которая к тому же из кожи вон лезет, пытаясь убедить людей, что грязь и гниение – норма жизни, что «все так сейчас живут», что «нечего искать правду и справедливость, которых никогда не было, и нет, надо жить, как все, и помогать нашему президенту».

Те, кто не желает жить во лжи и помогать их президенту, попадает под железную пяту их спецслужб. Классический тому пример, кстати, далеко не единственный, Э.Лимонов со своими молодыми нацболами, не пожелавшими шагать в ногу с «Идущими вместе», и тем самым подписавшими свой приговор. Как и всякая нечисть, эта власть отлично понимает, что не выживет и дня, если не будет иметь возможности паразитировать на духовно здоровом, бескорыстно открытом и искреннем, на всём том, что так привлекает массы. Потому власть и идёт на любые посулы и угрозы, добиваясь «единства» паразита со своей жертвой.

Изоляция от режима, его бойкот, невозможны без самоидентификации, создания собственного «я». Необходимо создать отличный от других имидж, свою собственную форму, чтобы, наполнить её, - наполнить жизнь человека, новым содержанием: своим опытом, мировоззрением, идеалами, и ценностями, радикально отличными от изживших себя идеалов потребительства и стяжательства. Новая форма, наполненная новым содержанием, даст целостность сознания, что обязательно проявится в силе убеждённости и энергии борьбы.

Новая форма будет неполной без новой символики, выражающей ясность намерения, бескорыстие жертвы и несгибаемость воли. Новая форма и символ наиболее важны для той молодёжи, что ищет свой, духовный, путь в жизни. Да она, по сути, и сделала свой выбор, нося майки не с портретом специалиста по «замачиванию» в сортирах, а с ликом Эрнесто Че Гевары.

Борьбу с режимом, создание новой формы, необходимо начать с перестройки внутрипартийных отношений, которые должны строиться, как строились отношения в первых христианских сектах-общинах, где единственным правом на лидерство был духовный авторитет, а единственной материальной наградой – преследования и мученичество. Весь предыдущий опыт, история, показали, что это исключительно гибкая форма организованной борьбы, наиболее эффективная в условиях деспотизма.

Борьба с которым не должна ограничиваться пропагандой. Пропаганда эффективна там, где есть общество, желательно гражданское. В нынешней России есть лишь обыватель, запуганный, разобщённый, духовно опущенный. Не верящий – и вполне справедливо – никому и ничему. Не верящий ни единому слову, потому что Слово без Дела – Ложь!

В этих условиях важен гибкий подход в работе по мобилизации масс. Одни, голодая и замерзая, боятся отстаивать свои собственные права, даже право на жизнь; другие готовы отстаивать права, но только свои, и только в рамках «законности и благонамеренности»; третьи готовы уже сейчас вцепиться в глотку врагу, но не ощущает не то что поддержки, но даже открыто выраженной симпатии со стороны тех, чьё политическое кредо, казалось, к тому обязывает.

Сторонникам непротивления, пассивного выжидания и компромисса с режимом необходимо разъяснить на массе примеров, как из прошлого, так и настоящего, что результатом любого непротивления и выжидания, любого компромисса с фашизмом – компромисса ягнёнка с матёрым волком – будут лишь начисто обглоданные кости трусливых и легковерных.

Тем, кто готов сопротивляться в рамках закона, надо помочь, используя возможности правозащитного движения, дабы показать наглядно, на их собственном примере, что апеллировать к закону можно лишь в демократической стране, а не в стране «управляемой демократии», что единственный выход отстоять свои права, своё человеческое достоинство – это формирование широкого антифашистского фронта, способного к проведению широкомасштабных забастовок, демонстраций, массовых акций гражданского неповиновения. Тем, кто станет возражать, говорить о невозможности массового протестного движения в России, ссылаясь на инертность народа и, якобы, высокую популярность Путина, следует напомнить недавний эпизод с повышением пенсий, когда нищие старики, стихийно, без чьей-либо подсказки или поддержки, возвращали «всенародно любимому» те жалкие гроши, что от щедрот его получили, посчитав его щедрость издевательством.

Реальности борьбы с режимом требуют ясного ответа на вопрос о выборе союзников. Ими могут быть любая политическая или общественная сила, открыто выражающая свою концепцию общественно-политического обустройства государства и отвергающая антидемократические, фашистские принципы государственного управления.

В своих отношениях с союзниками следует понимать, что в условиях фрагментированного общественного сознания, отражающего противоречивость и запутанность общественных отношений, монополии на истину быть не может. Объединить всех может лишь искреннее желание её поиска, какими бы причудливыми ни казались предлагаемые пути. Фактически, общество расколото на два лагеря: на тех, кто искренне пытается, каждый по-своему, отыскать истину, как ключ к решению возникающих проблем, и тех, кто в этой истине совершенно не заинтересован, поскольку живёт, паразитируя на проблемах общества. Понятно, что оформившийся в правящую партию класс паразитов не может быть заинтересован ни в открытом обсуждении проблем, ни в демократичном поиске их решения. Слепые вожди не заинтересованы в зрячем обществе.

Создание собственной реальности как способ борьбы с режимом невозможно без перестройки в партийной прессе, которая должна быть нацелена не на маразматическое нытьё о безвозвратно ушедшем прошлом, а на формирование нового целостного общественного сознания, с его культурой, мировоззрением, идеалами и ценностями;

на умение пользоваться этим методологическим инструментом в борьбе с фашистским режимом, а не на истеричные вопли слабоумных, воспринимающие свои проблемы исключительно в персоналиях, и от того требующих расправы над очередным козлом отпущения, которого режим назначил, решив сожрать из своих собственных интересов, требующих расправы, как правило, над наиболее слабым представителем из нынешнего клана людоедов, и в тоже время славословящих сам режим, этот клан, поддерживающий и воспроизводящий, требуя его всё большего укрепления, всё более сильной руки.

Пресса должна освещать не склоки партийных бонз, а конкретный опыт борьбы, во всех её формах, во всех сферах общественной жизни, во всей её динамике; давать всесторонний анализ этого опыта, привлекая для этого аналогичный опыт борьбы в других странах, а также опыт прошлых поколений.

Учитывая многочисленность сформировавшегося единства паразитов от бюрократии и их вооружённого отряда, спецслужб, а также практически полный развал инфраструктур жизнеобеспечения в стране, того единственного, что на данный момент реально объединяет нацию, не трудно заключить, что падение режима и распад его государства – вопрос решённый, решённый уже в ближайшем будущем. Если к тому моменту общество не преодолеет фрагментарности своего сознания, не достигнет его целостности и полноты по принципу «Единство многообразия» (Е pluribus Unum), собрать новое государство из осколков старого будет невозможно. Тело, которое этот клубок паразитов покинет, будет уже мёртвым.

Февраль 2004.

 

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

    Copyright © A. Shkarubo

 
Rambler's Top100

 

Гостевая книга

Йога-гармония личности

Аналитика современных общественно-политических отношений:

[КГБ против Человека ] Теории заговоров] Государство против Человека ] Гибель иллюзий ] [Реквием по чекистской России] [поБедоносные войны]

Пути общественной гармонии:

[Коммунизм - Новое Видение Старой Цели] [Коммунистический Манифест - 2]

Теория: [Иллюзия Власти - о природе общества, власти, классовой борьбы] [Диалектика Нового Видения] [Взгляд в Будущее, Наука или Фантастика? (о природе цикличности) ]

Пьеса "Среди нехоженных дорог..."

Вопросы и комментарии посылать по: [email protected];
Last modified: октября 10, 2004
Используются технологии uCoz